?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

патти смит

patti-e1449470058680.jpg

Она всегда мне нравилась. Всегда - это лет 20 )) в детстве я о ней не знала. Года назад ученица из топов ездила в какую-то европейскую страну специально на ее концерт, 70 лет - это вам не петух чихнул, но она до сих пор дает концерты, просто невероятно! Потом я купила "Просто дети", весьма впечатлилась, на неделе мне принесли "Поезд М", уже наши дни. После смерти мужа, депрессия в зрелом возрасте, и кафе "Пастернак" в Берлине - теперь придется зайти, и...

Sair-yazar-muzisyen-soz-yazari-punk-rock’in-vaftiz-annesi-rock’in-babaannesi-sanat-icin-sanat-ya.jpg

"Не так-то легко писать ни о чем.
Так говорил один ковбой, когда я вошла в кадр сновидения. Приблизительно красивый, донельзя лаконичный, он балансировал на складном стуле, запрокинувшись назад, и его стетсоновская шляпа задевала за песочно-бурую стену одинокого кафе. Я говорю “одинокого”, потому что вокруг, похоже, больше ничего не было, кроме устаревшей бензоколонки и заржавленной лохани для водопоя, которую украшало ожерелье из слепней, раскинутое над затхлой лужицей на дне. Вокруг не было ни только ничего, но и никого, но ковбоя это явно не останавливало. Он просто надвинул шляпу до самых глаз и заговорил снова. Шляпу такого же фасона, “силвербелли опен-роуд”, носил Линдон Джонсон.
– Но мы не унимаемся, – продолжал он, – бередим в себе всякие сумасбродные надежды. Спасти пропавшее, выловить обрывок откровения, касающийся лично нас. Это патологическая зависимость, все равно как от игральных автоматов или от гольфа.
– Зато говорить ни о чем – легче легкого, – сказала я.
Он не стал откровенно игнорировать мое присутствие, но на мои слова не среагировал.
– Ну ладно, это были мои скромные два цента в тему.
– Уже хочешь закруглиться, зашвырнуть клюшки в реку – и тут входишь в колею, и мяч катится прямо в лунку, и монеты сыплются в твою шапку.
Солнце, наткнувшись на край пряжки на его ремне, спроецировало вспышку, которая блеснула на всю бесплодную равнину. Раздался пронзительный свисток, и я, отступив вправо, заметила тень ковбоя, которая плела совсем другую цепочку софизмов в совершенно другом ракурсе.
– Я здесь и раньше бывала, правда?
Сидит, молчит, пялится на пустыню.
Сукин сын, подумала я. В упор меня не видит.
– Эй, – сказала я, – я не покойница, не мимолетное привидение. Здесь я – существо из плоти и крови.
Он вынул из кармана блокнот и начал писать.
– Ты обязан как минимум посмотреть на меня, – сказала я. – Как-никак это мой сон.
Подошла ближе. Настолько, чтобы прочесть, что он там пишет. Он раскрыл блокнот на чистой странице, и вдруг возникли три слова:
Не-а, он мой.
– Ну и ну, черт меня подери, – пробурчала я. Прикрыла глаза ладонью от солнца, замерла на месте, всматриваясь в то, на что он уставился: пыль – облака безбортовой пикап – перекати-поле – белое небо – уйма всего, да нет ничего.
– Писатель – это проводник, – проговорил он протяжно.
Я отошла пройтись, бросила его – пусть сам с собой разглагольствует об извилистых путях, по которым движутся заскоки нашего разума. Слова зависли в воздухе, а потом упорхнули, когда я села на свой собственный поезд, который доставил меня, прямо в свитере и брюках, на мою смятую постель."

00-patti-smith-m-train-e1444076712149.jpg

Ученик дал наводку. Сказал: я читаю книгу потрясающей женщины, Патти Смит, и чем дальше я ее читаю - тем больше узнаю вас. Что ж, пришлось купить ))

123949264VS009_Patti_Smith_

"За несколько месяцев до первой годовщины нашей свадьбы Фред сказал: если я пообещаю родить ему ребенка, он вначале отвезет меня в любой уголок планеты. Я, не колеблясь, выбрала Сен-Лоран-дю-Марони, приграничный город на северо-западе Французской Гвианы, на Атлантическом побережье Южной Америки. Мне давно хотелось увидеть руины французской исправительной колонии, куда когда-то доставляли по морю закоренелых преступников прежде, чем этапировать на Чертов остров. В “Дневнике вора” Жан Жене описывал Сен-Лоран как священное место, а об узниках колонии говорил с чувством религиозной сопричастности. В “Дневнике” описывается иерархия нерушимой склонности к преступлениям, мужественной святости, высшее проявление которой ковалось на чудовищных окраинах Французской Гвианы. Жене ступил было на лестницу, которая должна была привести его в круг этих узников: школа для малолетних правонарушителей, мелкие кражи, три судимости; но, когда приговор был вынесен, тюрьму, внушавшую ему такое благоговение, уже закрыли, сочтя бесчеловечной, а последних уцелевших каторжников этапировали во Францию. Жене мотал срок во Френской тюрьме, горько сожалея, что никогда уже не достигнет величия, о котором мечтал. В отчаянии он написал: “Мне ампутировали мою дурную славу”.

Поговаривали, что семидесятилетний Жене нездоров и, скорее всего, никогда уже не соберется в Сен-Лоран. Меня осенила идея – привезти ему землю и камни Сен-Лорана. Фред, хотя его часто забавляли мои донкихотские затеи, не стал подтрунивать над этой командировкой, в которую я сама себя отрядила. Согласился без пререканий. Я написала Уильяму Берроузу, с которым познакомилась, когда мне было двадцать с небольшим. Уильям близко общался с Жене и сам был не чужд романтических порывов. Он пообещал, что, когда придет время, поможет мне вручить камни адресату...

...Нас не сковывали никакие конкретные желания или ожидания. Главная миссия выполнена, у нас больше нет конечного пункта маршрута, никакой брони в гостиницах – полная свобода. Но на подступах к Куру мы почуяли: в воздухе что-то изменилось. Въехали в военную зону и наткнулись на блокпост. У водителя проверили документы. Долго, бесконечно долго никто ничего не говорил, а потом нам велели выйти из машины. Двое полицейских обыскали передние и задние сиденья. В бардачке нашли нож-выкидушку со сломанной пружиной. Это, наверно, не особенно страшно, подумала я, но, когда полицейские начали простукивать багажник, наш водитель заметно занервничал. Что там, дохлые куры? Возможно, наркотики. Полицейские обошли машину кругом, а затем потребовали у водителя ключи. Он швырнул всю связку в неглубокую лощину и бросился наутек, но вскоре его скрутили. Я покосилась на Фреда. В молодости у него были нелады с законом, и после этого он всегда опасался правоохранителей. Фред стоял с совершенно бесстрастным видом. Я решила брать с него пример.
Полицейские отперли багажник. Внутри лежал мужчина лет тридцати двух, скорчившись, точно слизень в ржавой раковине. Его ткнули в бок прикладом и велели выбраться наружу. Его лицо исказилось от ужаса. Всех нас препроводили в полицейское управление, развели по разным кабинетам и допросили по-французски. Я владела французским лишь настолько, чтобы отвечать им на самые простые вопросы. В другом кабинете Фред изъяснялся обрывочными французскими фразами, которые выучил в баре. Внезапно приехал начальник, и нас отвели к нему. Грудь у него была выпуклая, как бочка, а глаза – черные и печальные. На его бронзовом от загара лице, измученном заботами, особенно выделялись густые усы. Фред быстро смекнул, как тут все устроено. Я вошла в образ покорной жены, поскольку в этом медвежьем углу, где власть принадлежала Иностранному легиону, патриархат был непоколебим. Я молча наблюдала, как контрабандного человека в наручниках, раздетого догола, увели куда-то. Фреда вызвали к начальнику. Он оглянулся, взглянул на меня. В его голубых глазах четко, как телеграмма, читалось напутствие: “Держись невозмутимо”.

2015PattiSmith_FieldDay_BB_01_080615-1.jpg

Чем дальше я читаю эту книгу, тем больше узнаю себя )))) Вот она, моя жизнь!

347859.jpg

Возможно даже, что когда-нибудь я тоже напишу... как это все происходило. С кем это все происходило. Когда-нибудь. Мне ведь еще не 70 ))

U.S. singer and writer Smith poses in front of a picture of Chilean writer Bolano before a news conference in Madrid

longenbach_patti-smith_otu_img.jpg

Patti_Smith_01.jpg

Tags:

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
fj990
Aug. 7th, 2017 05:39 am (UTC)
Она классная, да))
cityanimal
Aug. 7th, 2017 11:32 am (UTC)

Класс! Спасибо за наводку!

dana_protasova
Aug. 7th, 2017 02:30 pm (UTC)
Всегда пажалста! ))
( 3 comments — Leave a comment )